Помните, у Радищева: «Я взглянул окрест меня, и душа моя страданиями человеческими уязвлена стала.»?