Редакция газеты "Олюторский вестник"
Новости Олюторского района, объявления, газеты

Выводы из сказанного, написанного

Просмотров: 3265Автор: Администратор
Рубрика: Природа. Животный мир.
Выводы из сказанного, написанного

В любом производстве главные действующие лица – это коллектив предприятия: прямой, непосредственный начальник, прямо привязанный к производству, и его подчинённые. Почему «Камчатоленпром» - малоэффективное предприятие? Давайте поразмышляем.

Экономико-географическая составляющая: удалённость и труднодоступность производственных участков, но и сложившаяся производственная (система управления, транспорт, связь и др.) и социальная инфраструктура Севера Камчатки.

Объективные и субъективные причины. Центральный офис «Камчатоленпрома» находится за 1000 километров от самого производства. А это в условиях Камчатки, когда многое зависит от капризов погоды, на узком длинном пространстве полуострова не всегда специалистам «Оленпрома» получается непосредственно влиять на процесс деятельности на том или ином производственном участке. Даже просто личное участие его представителя во многом способствует положительным сдвигам в деятельности оленезвена, участка. Этого до последнего времени не было, вкупе с хронической невыплатой зарплаты, недопоставкой средств для деятельности участков и т.п. То есть одним из основных факторов, влияющих на снижение показателей производственной деятельности оленеводческих хозяйств, помимо географического (объективный фактор), является и показатель организационно-управленческого характера. Но сегодня специалист «Оленпрома» постоянно находится на участке Хаилино. Ему отсюда ближе добираться до других участков. А это многое значит. И это хорошо: есть надежда на какое-то возрождение оленеводства. Но всё равно смущает всех работников оленеводства Севера Камчатки – это зарплата. Ведь средства на зарплату, технику, продукты, веттовары «крутятся» в городе. И сейчас, как никогда, нужно взаимодействие: органы местного самоуправления - «Минсельхоз», «Камчатоленпром», участки КОПа – горнодобывающие предприятия.

Нет социального партнёрства между «Камчатоленпромом» и участками. Профсоюза оленеводов нет.

Что такое Союз оленеводов России? Есть необходимость партнёрства с ним? В условиях оленеводства Корякии в основу взаимоотношений между участками и «Камчатоленпромом» должен лечь коллективный договор, закрепляющий равноправные трудовые отношения между коллективом и работодателем согласно трудовому законодательству.

С момента организации «Коряколенпрома» на местах забыли, что такое инициатива, а если проявлялась, то «Оленпром» не брал её во внимание. Начальники участков лишены самостоятельности, они просто исполнители… И сегодня они – это старые кадры, а замены им нету. А молодая поросль не желает идти в оленеводство. Зато хватает тех, которые готовы «прикарманить» хотя бы наш совхоз. Аянку как производственный участок «Камчатоленпрома» ликвидируют, как и Паланский участок. В Манилах положение катастрофическое. Не лучше обстоят дела и на других участках, в Хаилино в том числе. То есть сошла на нет мотивация к труду, развитию.

В сложившихся условиях, когда оленеводство еле влачит существование, нужна ли правовая база для оленеводства? В других северных регионах работают свои законы для оленеводства, материально подкреплённые во многом предприятиями минерально-сырьевого комплекса. А у нас? Единственное значимое предприятие – ЗАО «Корякгеолдобыча» - «убежало» в край. А после принятия нового закона «О недрах» все налоги этого предприятия уходят «наверх». Правда, бывший сенатор Виктор Петрович Орлов сетовал на чрезмерно большие налоги даже с социально значимых добывающих предприятий, которые частью шли бы на развитие наших сёл: «МСК (минерально-сырьевой комплекс) на современном этапе развития России является основной сферой промышленного производства, способной поддерживать высокие темпы роста ВВП и решать задачи подъёма экономики большинства дотационных и депрессивных регионов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Меньшим, но так же значительным потенциалом располагают лесной комплекс и рыбная отрасль.

…В то же время сохранение действующих и поддержка строительства новых предприятий МСК в дотационных восточных и северных регионах возможны лишь путём пересмотра налоговой политики. Сегодня предприятия комплекса несут двойную, а то и тройную налоговую нагрузку. Помимо налогов, единых для всех отраслей экономики, они облагаются рентными платежами, ставки которых не зависят ни от географических, ни от экономических, ни от природных или иных условий. В числе других ограничений для предприятий МСК – это исключение природных ресурсов как предмета концессионных соглашений, прямой запрет на включение в свободные экономические зоны и в сферу их деятельности добычи и переработки полезных ископаемых, плоская школа ставок налога на добычу полезных ископаемых, замена конкурсной системы доступа к новым участкам недр на аукционную плату за пользование недрами на этапах поиска и разведки полезных ископаемых и др. Использование механизма снижения ставок рентных платежей вплоть до полной их отмены, в зависимости от уровня рентабельности разработки конкретного месторождения и от вложения недропользователем средств в развитие экономики региона и перерабатывающие производства, можно рассматривать как основную регулирующую функцию государства» (В.П.Орлов. «Природные ресурсы в экономике регионов России», М., 2005г., стр.23-25).

Но теперь-то и этот барьер как будто будет снят, судя по последним новостям (Стратегия развития Забайкалья и Дальнего Востока России).

КГД, скорее, уйдёт от нас. Хотя в СМИ года четыре-пять назад говорилось об огромных запасах полезных ископаемых именно в нашем районе. Значит, кто-то придёт разрабатывать эти полезные ископаемые. Но раз все вопросы, регулирующие взаимоотношения между предприятиями МСК и населением, передали в регион, Центр (теперь согласно ФЗ «Об экологической экспертизе», положению об ОВОС общественные слушания – табу для населения, равно как и заключение договоров социального партнёрства), пусть «верха» как-то идут навстречу нам. Предлагают, что ли, добывающим предприятиям или сами принимают решения об адресном направлении средств на населённые пункты, где работают эти предприятия. Есть же законные пути урегулирования этого вопроса! И как читать ст. 9 Конституции РФ: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в РФ как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории»?

Часть средств от налогов добывающих предприятий могла бы идти на поддержку целевых программ: здоровье, образование и спорт, культуру и оленеводство как основная отрасль северных сёл. Но разработка полезных ископаемых планируется не в скором времени. И всё же скоро начнёт работу горно-обогатительный комбинат в п. Аметистовый. На шельфе Охотского и Берингова морей огромные запасы нефти и газа. Но разработку этих залежей относят ко второй очереди, т.е. это отдалённое или близкое будущее. Это ли не локальные точки, ещё больше – региональные центры экономического роста Корякии, Камчатки в целом? Они в первую очередь создадут новые рабочие места, поднимут и другие отрасли экономики региона, в том числе и оленеводство.

«С позиции дотационных регионов, в которых проживает большинство населения страны, любой востребованный, даже самый малый участок недр, содержащий промышленные запасы полезного ископаемого, является объектом для экономического роста хотя бы на уровне самого мелкого муниципального образования. Чем больше будет введено в промышленное освоение таких и более крупных объектов, тем дольше продвинется регион в решении проблем бюджетной обеспеченности собственными доходами» (В.П.Орлов. Там же стр. 33).

Как-то было от нас, КМНэсников, предложение районной власти о борьбе с волками, браконьерами, периодически наведывающимися в оленезвенья, силами соответствующих структур, и они были согласны. Но совхоз, ссылаясь на приказ «Камчатоленпрома» не давать посторонним информацию – мол, это коммерческая тайна (травёж, потери, продажа оленьих туш заезжим коммерсантам – это и есть коммерческая тайна?), открестился от нас. Всё-таки крупицу информации получили. Район счёл наше предложение как не заслуживающее внимания. Как и предложение об открытии санатория или лечебно-оздоровительного центра районного значения на источнике Тинтикун. Ведь почти всех оленеводов хотя бы двух наших северных районов надо лечить: это ревматизм, артрит, болезни опорно-двигательного аппарата и др.

Может быть, район смог бы за эти только два предложения, будь они претворены в жизнь, получить губернаторскую премию?! И какие условия для развития сельхозпроизводства, оленеводства в том числе, может создать район?

И в чём должно выражаться, каким должно быть содействие администрации поселения в развитии сельскохозяйственного производства? (п. 22 ч. 1 ст. 15 №131-ФЗ; п. 25 ч.1 ст.14 №131-ФЗ).

Почему местные власти и «сельхозники» не могут найти общий язык? А-то: «Власти не должны вмешиваться в нашу хозяйственную деятельность!» Ясно, что не должны. Но помощь-то хоть малую могут принимать. Можно же найти точки соприкосновения. В действительности так и получается: село своим путём идёт – выживает, совхоз – своим, неизвестно каким. А ведь сёла изначально были созданы как центры оленеводческого производства. Олень пропадёт – производство зачахнет, тогда зачем сёла нужны? Итак, совхоз и село – получается, что ничего общего меж ними нет. А ведь оленеводы – это тоже жители села. И тоже болеют за село, какое оно есть и каким будет. Если сёла дали району все полномочия по формированию, защите их бюджета, то, как потом распределяются средства по поселениям? Выходит, что сёла здесь выступают в роли просителей своих же средств, плохо защищённого районом в крае бюджета?

Если возникнет в крае вопрос о финансировании бизнес-плана проф. Л.М.Баскина, как будет идти финансирование этого проекта? Через «Камчатоленпром»? Тогда наверняка совхоз не будет «видеть» эти целевые средства в полном объёме, они будут, как обычно это делается, «крутиться» в «Камчатоленпроме» и, может быть, перераспределяться на другие направления? Как было в 2008 году, когда 20 миллионов рублей с оленеводства Корякии «уплыло» куда-то. В 2009 году вместо полнорационного комбикорма, который свиноматке, например, надо давать около четырёх килограммов в сутки, завезли концентрат. Это добавка к основному комбикорму и его надо давать взрослой свинье 100-120 грамм. Так и вышло – где-то «зависло» около 11 миллионов рублей, предназначенных для закупки хорошего комбикорма для ферм Корякии. Похожая ситуация была в начале 90-х годов, когда для птицы в совхозе «Корфский» завезли комбикорм-концентрат. В нём не учтена была потребность птицы в полном составе аминокислот, витаминов, макро-, микроэлементов и другое, отчего среди кур был большой падёж. Это было уже предопределено с того момента, как был завезён этот концентрат. (О будущем падеже птицы предупреждали в сентябре 1990 года в «Заре коммунизма»). Потому и пустили кур под нож.

В 2006-07 годах совхоз «Корфский» недополучил зарплату за восемь, четыре месяца соответственно. Эти правильные данные есть в совхозе.

31 марта по ТВ прозвучало: на Ямале на развитие КМНС выделяется половина бюджета округа. Вот там действительно состоялось гражданское общество. Хорошие региональные законы работают, и они материально подкреплены предприятиями МСК. Доживём ли мы до этого? И будет ли польза для нас от соглашения, подписанного Т.Ф.Романовой и представителями МСК Камчатки?

Кто должен будет контролировать поступление денежных и материальных средств в Хаилино? А ведь этот проект реально в Хаилино осуществить.

Но раз учёный говорит о других формах предприятия (АО со 100-процентным государственным участием или колхоз (?)), - он ведь эту кухню лучше нашего знает; тем более, есть ему, что с чем сравнивать, побывав во всех уголках нашего Севера, севера Америки и Европы, - то надо уже сейчас этим заниматься. Леонид Миронович всю жизнь отдал оленеводству. В начале 60-х годов работал в совхозе «Корфский» главным зоотехником, затем возглавил совхоз, откуда ушёл в науку. Раньше совхоз «Корфский» был кузницей кадров, чем очень гордился Виктор Иванович Тен. В 40-50-х годах 20 века совхоз «Корфский» был центральной усадьбой сёл Ветвей, Верхние Пахачи, старые Средние Пахачи, Ачайваям, помогал Таловке кадрами.

Или при «Оленпроме» создать особые условия для Хаилино, ведь это лакомый кусок, который не захочет отрывать от себя «Оленпром»? И всё равно от совхоза при школе открыть центр по обучению будущих оленеводов, даже специалистов совхоза. Ведь химия, микробиология, физиология, генетика и сопутствующие им, такие как кормление сельскохозяйственных животных, зоогигиена, разведение и содержание сельскохозяйственных животных, ветеринария – это все близкие друг другу науки. И как не в школе изучать, готовя уже к поступлению в учебные заведения! По окончании школы уже поздно «ловить» претендентов на поступление в сельхоз учебные заведения. Это и психологическое, моральное закаливание молодёжи в условиях их будущей работы, это и интерес в обучении ездовых оленей, это и изготовление оленьих нарт для себя и на продажу в совхозной столярке, это и исследование оленепастбищ, и участие в состязаниях, участие в гонках на оленях. Необходимо школьников готовить к тому, что им в будущем работать в изолированном коллективе, вдали от дома, какие должны быть взаимоотношения в коллективе и прочее, прочее. В учебниках школьники этого не почерпнут, проще учить их «вживую», на своих же примерах.

Сколько времени потеряли, пока разваливалось оленеводство. Не стало системы выявления – претендентов на поступление в учебные заведения. Мы, наше поколение, наверное, последние, которые обучались ещё при советской школе. Дальше – пустота.

И здесь занятия по оленеводству в школе с.Хаилино как раз должны быть призваны заполнить хоть как то эту нишу в пустоте. Палана – это другой разговор, и это хорошо, что там восстановили курсы по оленеводству. Но школа в Хаилино должна определять дифференцированный подход к каждому будущему оленеводу, специалисту сельского хозяйства, должна помочь подготовиться будущему работнику. Как знать, может быть биологу ли, работнику рыбного, лесного хозяйства, экологу и др. А Палана – закрепить уже будущее оленевода. В Хаилино есть специалисты-пенсионеры, бывшие оленеводы-передовики производства - готовые преподаватели.

Какие эти особые условия для Хаилино?

Администрации края через «Камчатоленпром» или напрямую через «Минсельхоз» 100-процентное финансирование проекта Л.М.Баскина на совхоз (деятельность производства совхоза и курсы по оленеводству в школе). А это стоящая зарплата оленеводам и своевременная, чего они так с вожделением ждут. Это и обеспечение необходимыми средствами для работы совхоза и достойные условия для проживания их семей. Это и обучение будущих работников сельского хозяйства, и их заработок в каникулярное время. И контроль за поступлением средств в Хаилино не реализацию этого проекта.

От предприятия (участок ли, АО ли) – качественное круглосуточное круглогодичное окарауливание оленестад. К концу года на уровне сохранность взрослого поголовья и деловой выход телят. И отчётность по расходованию средств, поступающих на финансирование бизнес - проекта Л.М.Баскина.

Презреть труд Л.М.Баскина (в течение четырёх лет с момента презентации в «Коряколенпроме») – это способствует ещё большему углублению кризиса оленеводства.

В 70-80-е годы в хаилинской школе проводились занятия по оленеводству, которые вёл и ныне работающий на ветучастке с.Хаилино А.М.Матвиенко.

Руководители всех уровней должны помнить: северное оленеводство – единственный, оставшийся чистым вид хозяйственной деятельности коренных народов Севера.

P.S. Кому и почему лучше на нашем Севере?

С точки зрения власти края, района. В единый субъект Камчатки направляются огромные средства по ФЦП: закупаются средства передвижения: «Сосновки», катера на воздушной подушке и многое другое. Всё для блага человека! Короче, всё, что мы видим, слышим из СМИ – всё нам!

С точки зрения жителя Севера Камчатки. Как быстро и в полном объёме выполняются первые (2004г.) поручения Президента РФ В.В.Путина в части ответственности недропользователей перед северянами и обновлению (быстрому) малого авиапарка для Севера, если полномочия по урегулированию вопросов взаимодействия с предприятиями МСК поделены между субъектами РФ и центром? Нам же, простым жителям, с этого пирога ничего не достаётся, и мы уже не влияем на ход освоений полезных испытаний. И пусть недропользователи роют, копают, нарушают экологию нашего Севера – ведь нарушается главный принцип ФЗ «Об экологической экспертизе»: связь недропользователь – экология. Об этнологической экспертизе можно и не вспоминать.

Зарплата медработников низка. Год назад мне звонили с Благовещенска: она – хирург, муж её анестезиолог. Я их сразу «отшил» от решения переехать к нам: квартиру не дадут, зарплата неадекватна комфортному житию.

Как переправа, автобус будет работать в межсезонье, в навигационный период? – всё так жидко. Нам бы катерочек на воздушной подушке.

Соцзащиты для нас нет: билеты на вахтовку по маршруту Хаилино – Тиличики, авиабилеты на лечение в райбольницу не «отовариваются». Это касается всех больных нашего района.

Короче, ведётся политика по выживанию людей с Севера.

О каком санкурлечении КМН Олег Никитович Запороцкий говорит (радио от 18.04.2013г.), если денег в районе нет. Может, имеет в виду Тигильский район. Ясно, что это центр округа. И как быть тем, кто не может из-за финансовых трудностей выехать, выехать в больницу? И где устраиваться на ночлег? Выходит, одна дорога таким - за околицу. Компенсации за проезд в райцентр на лечение не выделяются, зато главе района хороший оклад выделили. Задумываются ли нынешние районные депутаты, за какие решения голосуют?

Каждый день жизнь подкидывает нам задачи. 17 марта по радио сетовали наши краевые депутаты, что, мол, население Камчатки не проявляет законодательную инициативу. Где гарантия, что эти самые инициативы от населения принимаются? В 2008 году внёс поправки, дополнения в проект закона края «Об оленеводстве» и передал через Германа Фёдоровича. Где этот закон? Почему не желают узаконить оленеводство? Ведь есть же закон для рыбаков, геологов и др. Почему такое происходит? Да чтобы, прикрываясь якобы большими вливаниями в оленеводство - и потом: «Ах! Мы им даём деньги, а они не поднимаются (о дальнейшем развитии этой отрасли вообще не говорим – выжить бы как)! Тогда зачем нам оленеводство крупно-, среднемасштабное нужно и т.д. и т.п.!», - довести финансирование этой отрасли до минимума: для поддержки штанов. А раз оленеводства почти не станет (а это один из главных конкурентов МСК), тогда можно смело добывать драгметаллы, нефть.

В 2008 году приняли ФЗ «О защите исконной среды обитания…», куда вошли все мои поправки, дополнения. Но как этот закон «работает» - это отдельный разговор.

Многие после печального ФЗ №225 (2004г.) добиваются узаконивания районного коэффициента 1:2. Это же какую бронированную стену надо пробивать годами! Где наши депутаты всех уровней, сенаторы? Несмотря на начавшееся гонение коррупционеров, армия чиновников всё же крепчает. Может и наши местные чиновники туда же?

Сумеют ли местные чиновники своевременно подать заявку в край, чтобы создать на Севере Камчатки, или в масштабах района зону экономического роста? – выступление по радио Н.А.Запороцкого 28 апреля 2013 года.

В.Ковавна

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Loginza

(обязательно)