Редакция газеты "Олюторский вестник"
Новости Олюторского района, объявления, газеты

Полёты в Красной книге

Просмотров: 1103Автор: Администратор
Рубрика: Родион СиволобовМетки:
Полёты в Красной книге

В феврале 2007 года представительная делегация России во главе с Президентом посетила ряд арабских государств. И все же, на мой взгляд, тот вояж не был до конца продуман, при подготовке к нему была упущена важная деталь. Один из влиятельных шейхов принимающей стороны вскользь, но не случайно упомянул о ней перед телекамерами российских телеканалов. Услышал ли это еще кто-нибудь, помимо меня?..

01-poleti.jpg

После такого пролога кто-то может посчитать автора этих строк ненормальным. Хочу сразу всех успокоить – со здоровьем у меня все в порядке. Доказательством тому может служить хотя бы то, что с 1971 года я имею удостоверение водителя и почти с того же времени разрешение на оружие. А это значит, – медкомиссии, с посещением психотерапевта прохожу регулярно. А теперь – о главном и уже серьезно.

Как вы думаете, что может объединять «идейного бродягу» (так называют меня друзья), живущего на краю света с арабскими шейхами? Вряд ли кто-то угадает даже с трех попыток. Объяснять начну постепенно, чтобы всем и все было понятно. И попутно – немного о себе.

Родился последним ребенком в семье, в середине прошлого века на севере Камчатской области, в небольшом поселении аборигенов – коряков. У родителей, уставших от воспитания предыдущих детей, на меня уже не осталось сил. Меня воспитывала, формировала, а затем экзаменовала окружающая природа. Появиться на свет вдали от цивилизации, среди дикой природы и не стать охотником – было невозможно. Первыми моими трофеями были мыши-полевки, жившие в земляной завалинке нашего дома, последними – медведи в самых глухих углах. С тех пор, как научился ходить с тяжелым рюкзаком, будоражащий сознание и кровь зов далеких предков не позволяет долго засиживаться дома. К тому же в начале восьмидесятых годов увлекся криптозоологией – поиском неизвестных науке животных. В тот период жизни, занимаясь поисками неизвестного науке медведя, вместо того, чтобы как все северяне ездить загорать на юг, десять лет кряду ежегодный отпуск проводил в Корякском нагорье. В общей сложности около сорока лет провел в путешествиях. Исхожен вдоль и поперек родной Олюторский район, север Карагинского и юг Пенжинского районов. Вся местная фауна и флора во многом эндемическая, предстали передо мной во всей своей красоте. Как объект охоты и изучения, наибольший интерес для меня представляли, конечно – медведи (одно другому не мешало, а порой и дополняло). Почетное второе место, как предмет познания, занимали самые большие и самые красивые из соколов – кречеты. Вот вам и разгадка. Тема сегодняшнего разговора – непревзойденные властелины неба – соколы и соколиная охота, с незапамятных времен высоко почитаемая арабскими шейхами.

С давних пор такой охотой занимаются многие народы. В России первый соколиный заповедник был учрежден еще при царе Алексее Михайловиче. Но на одном уровне с религией охота с соколом, или общение с прирученным соколом, присутствует только в арабских странах (арабы верят, что время, проведенное в общении с этой птицей, не засчитывается в земную жизнь). Среди наших, северных соколов встречаются удивительные по красоте птицы – белые кречеты. По большей части именно эти «белые ангелы» сводят с ума многие поколения арабов. Приобрести такую красоту мог только богатый человек. Один из исторических фактов утверждает, что герцог Бургундский выкупил своего сына из турецкого плена… за двенадцать белых соколов! Сколько времени прошло с тех пор, а живая разменная монета – кречет почти не подвергся инфляции. Но количество этих птиц неумолимо сокращается. Что и стало основанием занесения его во второе приложение Вашингтонской конвенции по редким и исчезающим видам животных – СИТЕС.

Что получили от этого решения соколы, обитающие на территории России? Фактически – ничего! Ну, подписались мы под тем документом, а что дальше?.. По причине отсутствия собственных средств, российских ученых – орнитологов сегодня интересуют только те проекты, которые стабильно финансируются международными природоохранными фондами. Например. Белый журавль – стерх. Нет сомнений – положение этой птицы критическое. В естественной среде обитания их осталось несколько десятков. Кречетов, по утверждению некоторых специалистов, – несколько тысяч (точной цифры не знает никто). Но это вовсе не значит, что с ними все в порядке. Как уже говорилось выше, они в опасности – их численность стремительно сокращается. Вдоль всего российского побережья Северного ледовитого океана еще в советское время, по невыясненным до конца причинам, они стали большой редкостью. На территории Камчатской области за последние двенадцать лет количество кречетов сократилось в три раза. Но в данном случае причина понятная – незаконный отлов с целью вывоза и продажи за рубеж. Ежегодно из трех соседствующих административных субъектов – Камчатки, Корякии и Чукотки вывозится более трехсот молодых птиц, в основном самок – они предпочтительнее при использовании на охоте. И пока будет жив хоть один араб, способный купить кречета за реальную стоимость, будет существовать и соколиный рынок, в том числе и «черный» – спрос рождает предложение. Покупателей в большей степени интересуют птицы, взятые именно из природы, а не выведенные в питомниках. Они по многим параметрам в разы превосходят пернатых ровесников выращенных в условиях вольерного разведения. Как изменить ситуацию? Как, с одной стороны, сохранить на стабильном уровне северо-восточную популяцию легендарного сокола, а с другой – удовлетворить потребности специфического соколиного рынка? Об этом речь пойдет ниже, после общей информации о северном соколе, дополненной своими многолетними наблюдениями.

02-poleti.jpg

Кречет (faleo gyrfalco) – птица из семейства соколиных отряда хищных. Длина тела 50-60 см, самцы весят до 1,5 кг, самки – до 2 кг. Оперение серое или белое с серыми отметинами. Места распространения – северные широты. Обитает на скалистых побережьях морей, в тундре и лесотундре. Половой зрелости достигает в возрасте трех-четырех лет. Пары кречеты создают на многие годы (мне известна пара, которая остается постоянной 18 лет). Гнезда сами не строят, предпочитая занимать чужие – зимняка или ворона, расположенные на скалах или скалистых утесах рек. Изредка селятся на отдельно стоящих деревьях (из известных мне нескольких десятков гнезд только 4 находятся на деревьях). Питаются кречеты практически всем, что способны поймать – от лемминга и мелкого кулика до зайца и крупной чайки. На севере Камчатки и в Корякском нагорье до 50-ти % летне-осеннего рациона этих птиц составляет суслик – многочисленный и легко добываемый зверек. Конкурентов в природе у кречета несколько, о них надо рассказывать отдельно, врагов почти нет. Росомахи и молодые медведи, хорошо лазающие по скалам, иногда разоряют те гнезда, что расположены в доступных для них местах. Основным «врагом» этих соколов является продолжительная, скудная на корма зима, то есть – сама природа. До 70-ти % молодых кречетов, благополучно покинувших гнезда, не доживают до возраста одного года, погибая в первую же зиму. А в год депрессии популяций белой и тундровой куропаток – основного источника питания этих соколов в зимнее время – погибает до 90% первогодков и часть взрослых птиц. Компенсируют кречеты такие потери выращиванием в большинстве своих гнезд трех-четырех птенцов ежегодно.

В Корякском нагорье и по его периметру находится единственная популяция северного сокола, благодаря географической изоляции почти нетронутая цивилизацией. В одном только Олюторском районе каждый год гнездятся 210-230 пар; белых птиц среди них 30-33%. С 1981 по 2006 год на территории трех районов КАО мной найдено 67 гнезд кречета заселенных на момент обнаружения. Появление здесь «охотников» пока еще имеет эпизодический характер. Но если в ближайшие годы не изменить ситуацию кардинально, со временем все повторится по сценарию Камчатской области с точностью до деталей. А с появлением здесь частной малой авиации, не только кречеты, но и весь животный мир региона испытает мощный браконьерский пресс и многократно усилится фактор беспокойства – присутствие людей в тех местах, куда раньше они проникали редко.

03-poleti.jpg

Предлагаемое ниже «изменение ситуации» кому-то может показаться утопией, фантастикой, авантюрой. На самом деле ничего фантастического, неосуществимого в этом нет. Есть реальная возможность нестандартным решением нарушить печальную традицию, по которой животное, угодив однажды в Красную книгу, оставалось в ней навсегда или постепенно исчезало как вид. Человек давно нарушил взаимосвязь между всеми видами животных и если сейчас мы попытаемся что-то положительное предпринять, хуже, чем есть, не будет! Преградой предложенному ниже необычному, но вполне осуществимому методу решения проблемы может стать только высокомерие, равнодушие или консерватизм чиновников от науки. В нашем постоянно меняющемся мире почему-то именно они чаще всего остаются упорными консерваторами (особенно там, где не просматривается их выгода). Поэтому у меня есть сомнения, что данная публикация убедит их в том, что выиграют, в итоге, кречеты.

Итак. В самом дальнем северо-восточном углу Сибири находится обособленная популяция северного сокола, нуждающаяся в опеке, особом внимании. А в ближневосточных странах живут богатые арабы «больные» соколами, которые, при определенных условиях могут оказать ей мощную финансовую поддержку. Связь между этими двумя «субъектами» существует давно. Самое время упорядочить ее – узаконить. Безусловно, решать этот вопрос надо на уровне Академии Наук России и СИТЕС с привлечением заинтересованных лиц из арабских стран (у меня нет сомнений – последние воспримут это предложение с особым энтузиазмом). Четко определив и документально зафиксировав интересы каждой из сторон, приниматься за работу.

Первый шаг – мониторинг – определение реальной численности кречета на территории Корякии. Второй – создание на этой территории нескольких частных соколиных питомников, а в перспективе – по одному в каждом населенном пункте. Основной их деятельностью должно стать содержание в вольерах в течение нескольких месяцев взятых из гнезд птенцов кречета – так называемых «лишних», запрограммированных природой на естественный отбор. Оставленных в гнездах по два птенца родителям будет легче прокормить, чем троих или четверых, они вырастут более крепкими, и у них увеличится шанс выжить в холодное и голодное зимнее время. А доращенные, передержанные в питомниках птенцы будут окольцовываться и выпускаться на волю окрепшими, годовалыми птицами весной, когда умереть с голоду почти невозможно. И, чтобы не допустить нарушения природного баланса, осенью отлавливать небольшое количество молодых кречетов, с целью адресной реализации именно тем, кто будет осуществлять так называемую «опеку». При достаточности средств деятельность питомников может быть расширена до реинтродукции – воспроизводства сокола-кречета, и ведения на их базе научных работ. Результаты этих работ должны быть использованы как на благо всей популяции, так и на улучшение деятельности питомников (проще говоря, соколиные питомники – коммерческие, научно-исследовательские предприятия). При удачном развитии эксперимента его можно распространить на весь российский север. Это тот самый случай, когда разговоры о том, что наука должна работать на экономику, воплотятся в реальное, полезное природе, науке и человеку дело.

Но и это еще не все плюсы предлагаемой схемы. По окончании в южных странах сезона соколиной охоты часть вывезенных птиц могут вернуться в родные места. При заранее определенных договоренностях, осуществить это будет не сложно. Дело в том, что по давно сложившейся традиции, после завершения охоты некоторым соколам даруется свобода. И нетрудно догадаться, что произойдет с северными соколами, когда в экваториальных широтах наступит лето. Благородный с виду поступок превращается в отсроченное убийство испепеляющим солнцем, что, кстати, и происходит, сейчас, с вывозимыми нелегально птицами. Кречеты – эндемики, рожденные в северных широтах, и приспособлены жить только там. В естественной среде обитания они не совершают больших миграционных перемещений и потому, оказавшись на свободе далеко, на юге, даже не пытаются искать путь на спасительный север.

04-poleti.jpg

Осуществление данного проекта позволит к тому же трудоустроить 350-400 жителей Корякии. Для территории с населением чуть больше двадцати тысяч человек, хронически страдающей нехваткой рабочих мест – это немало. И именно эти люди способны стать реальной поддержкой малоэффективным во все времена местным природоохранным структурам. Именно они встанут непреодолимой стеной перед заезжими «черными» охотниками на соколов (это обстоятельство в разъяснениях не нуждается). Но сегодня от безысходности они сами вынуждены заниматься неблаговидными по отношению к природе делами, чтобы хоть как-то прокормить свои семьи. Сегодня мы говорим о сохранении редкого сокола, а в самую пору бить тревогу по поводу бедственного положения малочисленных народов севера – самого яркого украшения самого дальнего северо-востока России.

Предвижу, найдутся «знающие» проблему чиновники от науки, которые возразят, что в нашей стране уже есть соответствующие законы, позволяющие заниматься разведением хищных птиц, в том числе и краснокнижных. Упреждая подобное ханжеское заявление, хочу спросить, почему же сегодня таких предприятий почти нет, а всего лишь несколько (на огромную страну!) существующих частных питомников ведут полулегальную подпольную деятельность? И почему ваш покорный слуга, обладающий в этом деле солидным опытом и эксклюзивной информацией, до сих пор легально не занялся таким «доходным» бизнесом? Ответы на эти вопросы знают все, но никто не торопиться их высказывать. Последние 15 лет природоохранные структуры в нашей стране перетасовывались на всех уровнях так часто, что не успевала высыхать краска на сменяемых вывесках. И чаще всего новшества затеваются не в интересах природы, а в чьих-то конкретных, меркантильных или карьерных интересах. Эта чехарда не утихает и по сей день. Кто же в такой ситуации будет полноценно думать об охране природы?.. В бесконечных реорганизациях людей беспокоит только одна мысль – как бы удержаться в постоянно качающемся кресле.

Вся современная работа по сохранению редких видов животных в нашей стране сводится к разговорам о повышении ответственности за нарушение природоохранного законодательства. Это – путь в никуда, тупик. Хочу напомнить, что еще ни одна проблема в этом мире не решена ужесточением наказания. И еще хочу напомнить то, что знают многие, в том числе и чиновники самого высокого ранга природоохранных структур, но, чтобы не лишиться хорошо оплачиваемых должностей не озвучивают это с высоких трибун. Борьба с браконьерством – дело громкое, трудное, но… совершенно бесполезное! И дело здесь вовсе не в плохой организации работы. Дело в том, что искоренять следствие, а не причину можно до бесконечности, в нашем случае – до исчезновения легендарного сокола. Людям, живущим на Севере (и не только на Севере) в разрухе и нищете не страшны никакие штрафы и наказания. И если хотя бы в мечтах предположить, что лет так через двадцать жизнь северян несколько улучшится, к тому времени от уникальной чукотско-корякской популяции кречета останутся только перья. Со стопроцентной уверенностью могу сказать – и через двадцать лет в жизни населения Корякии, в том числе и коренного, ничто существенно не изменится. Все то, что здесь можно было делать и чем по своей природе местные жители предрасположены заниматься – разрушено. Некогда мощное охотничье-промысловое хозяйство прекратило существование по причине обесценивания на мировых рынках пушнины (не без помощи «зеленых»). Оленеводство загублено отсутствием государственных дотаций и уже никогда не вернется на прежний уровень. Береговая переработка рыбы уничтожена новыми рыночными отношениями. Пятнадцать лет добывает ЗАО «КГД» на территории автономии платину и золото, но руководство фирмы никогда не рассматривало аборигенов, как рабочую силу на своих предприятиях.

05-poleti.jpg

У нас, на Камчатке, каждый раз, когда изымается очередная партия незаконно выловленных кречетов – журналисты, «зеленые», «силовики» и прочие, наперебой с нескрываемым удовольствием рисуются на телеэкране, на фоне изумительной красоты птиц, выставляясь сердобольными защитниками природы, клеймя позором браконьеров, предлагая «строже наказывать, запрещать, не пущать». Но им, имеющим стабильные зарплаты, никогда не понять других, вынужденных заниматься чем угодно, чтобы хоть как-то свести концы с концами. И, что же они – красноречивые, от которых многое зависит, сделали реального, кроме пустого сотрясания воздуха высказыванием ничего не решающих предложений?

Всякая дорога начинается с первого шага, была бы добрая воля сделать его. К этой истине я бы добавил – в правильном направлении. Искренне желаю всем, от кого зависит хоть что-то в решение затронутой здесь давно перезревшей проблемы, понимания, благоразумия, а самое главное – скорейшего участия. Со своей стороны готов помогать всем, чем смогу.

Родион Сиволобов. Петропавловск-Камчатский, 2011г.

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Комментарий будет опубликован после проверки

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Loginza

(обязательно)