Моей МАМЕ

Моей МАМЕ

Я хочу рассказать историю своей мамы Светланы Александровны Нутенэ. Её имя «Нутенэ» на родном языке означает «природа, растущая, тундра». При оформлении паспортов дали эту фамилию, т.к. раньше у всех были только имена.

Родилась она в верховьях Ачайваяма около речушки Кыллюпэн. Сейчас там находится балок для оленеводов, мимо которого проходят на пастбища олени. По воспоминаниям близких людей, дата рождения ноябрь 1932 года, так и указали в паспорте. Её мама умерла, когда она была совсем крошечной, примерно около года. После её смерти воспитанием мамы занялась бабушка Льатына. Она и заменила её маму, выкармливая молоком молодой важенки, у которой предварительно сцеживали его, и мясным бульоном. По её рассказам, в то время, кроме мяса, ничего не было: в те годы они не ловили рыбу и не заготавливали её. Так и росла…

Примерно в девять лет отец впервые отправил её одну на ночное дежурство пасти оленей. С собой еду не давали. От страха она глаз не сомкнула, пасла оленей, постоянно оглядываясь по сторонам. А рано утром приходила, сбрасывала с себя керкер и ложилась к бабушке под бок, прижмёт к себе её сухую грудь, так и засыпала. Отец был очень строг с ней, т.к. она стала старшей в семье, а ему очень хотелось иметь сына-наследника. А раз нет наследника, то пасти оленей заставлял старшую дочь. Отец женился во второй раз, и снова родилась девочка Нанаклё-Кейнина (Вера Александровна Аймик). Так и легли все хлопоты на плечи маленькой Светы, маленькой девочки-пастуха.

По маминым рассказам, за несколько лет до её рождения у её отца забралу большую часть оленей (думаю, раскулачили), сказав, если не отдаст, то его могут посадить в тюрьму.

Были очень тяжёлые времена. Брать с собой было нечего, так и ходила бы налегке, на голодный желудок, если бы не нашла маленький капкан. С нетерпением ждала весны, чтоб поставить его и ловить жирных евражек. А какие они были вкусные! А ещё по дороге забегала в ближайшие кустики и искала там яйца уток и гусей, ела их прямо на ходу. Вместо сумки она складывала яйца в рукава. Бывало, разобьются яйца и текут по рукаву, так потом и высыхали.

Бабушка Льатына, мама отца, очень жалела внучку, и, когда могла, давала кусочек мяса или ещё что-нибудь. В летнее время Света помогала бабушке по хозяйству, училась выделывать шкуры и шить вещи. А зимой всегда пасла оленей. Так и привыкла быть рядом с олешками, быть наедине с самой собой, со своими мыслями, а в юрте рядом с людьми было непривычно.

По воспоминаниям мамы, в период войны было тяжёлое и трудное время. Помнит, что собирали орехи и шелушили их. Отправляли вместе с собранной ягодой в посёлок и сдавали в Фонд обороны. Они, жители тундры, конечно, смутно представляли слово «война», но понимали, что там где-то вдвойне тяжелей, чем им здесь.

Уже после войны, когда они жили возле речушки Автанвын, в сентябре папа отвёз её в школу в Ачайваям. В то время ей было уже 13 лет. Тогда председателем сельского Совета был Явнуний. Село маленькое, жили эвены, ламуты. Как сейчас помнит мама, их учителя звали Антоном Максимовичем, а поваром работала Катя. Ей было очень хорошо там, но спустя какое-то время на оленьих упряжках среди зимы приехали Илькани и Чёлейна. Они сказали, что за ней их прислал её отец, что нужно уезжать, т.к. они будут кочевать далеко, быстро собрали маму и увезли. На самом же деле обманули её, и в школу она больше так и не ходила. Отец всё ещё настаивал на своём: нужно пасти оленей, она старшая, а мальчиков в семье нет. А так хотелось учиться!.. Так и росла, помогала отцу и ничего другого не видела, было тяжело и вновь очень голодно.

Потом пришло время выходить замуж. Приехали родственники мужа и забрали её к себе, те жили на Майне, это верховье реки Пахача. Вместе с дочерью отец отдал много оленей. Так и стала там жить, и получилось, что семья мужа стала для неё родной. Мама всегда мечтала о большой и дружной семье. Всего у неё родилось четверо детей, но время было тяжёлое, и дети умерли в возрасте четырёх и одного года (я появилась намного позже). В 1968 году у мамы родился, наконец-то, мой брат Каный.

С мужем жили дружно, вместе ходили в табуны, кочевали, пасли оленей. Как-то кочевали в бухту Наталия. Там она впервые увидела пароход, и вместе с другими (а их было много: Амма, Енкав, Ывыл Тнагиргин и др.) их пригласила к себе команда судна. Прислали за ними шлюпку. Мама всё время держалась за рукав мужа, всё было дико, она никогда ничего подобного не видела. Там они пошли в туалет, и в стене она увидела женщину, которая, оказывается, ещё и движения её повторяла. Она испытала шок. А муж, смеясь, объяснил как умел, что это всего лишь зеркало. После экскурсии по пароходу на палубе начались танцы, гости сидели по углам и наблюдали, как хозяева танцевали под незнакомую диковинную музыку. Там и увидела настоящие русские танцы. Пока там гостили, ей подарили кольцо, было очень приятно. Высадили их в Апуке, в то время там жили корейцы, которые питались собаками, что тоже вызвало шок. Оттуда их путь снова домой с оленями.

В Верхних Пахачах в 1964 году она родила сына Тынэлькут. Люди были хорошие и село такое же. Когда сыну исполнилось четыре года, приехал отец и забрал её с сыном снова в свою семью, сказал: «Будешь жить с нами». Большая часть её оленей осталась у мужа, на неё снова легла участь старшей, снова нужно было помогать отцу пасти оленей и вести их учёт, пока её младший брат учился в школе.

За долгую жизнь моя мама перепробовала много разных работ, училась жить в селе, это когда уже родилась я. Работала на сенокосе, на стройке, в мехпошиве, чинила корали для проведения корализации, чинила и шила одежду оленеводам.

В начале 80-х закончил школу её брат, и отец, наконец, отпустил её жить самостоятельно.

Так и проработала всю жизнь рядом с оленями, даже уйдя на пенсию. И это был смысл всей её жизни, а другой жизни она даже и не представляла.

Маму не раз приглашали на различные культурно-массовые мероприятия, где она проводила обряды и рассказывала об обычаях народов Севера. Сейчас она проживает в Тиличиках, с трудом привыкает к новым людям, к новому селению: ведь современный посёлок никогда не сравнится с просторами тундры и единственным чумом, который стоит на перепутье множества дорог и троп, где ветер с речкой перешёптываются, а горы сверкают белизной своих седых шапок, где звенят многочисленные ручейки…

Мама уже разменяла девятый десяток, но с удовольствием занимается воспитанием маленького внука, несмотря на возраст: им вместе хорошо — вместе играют, вместе поют. Внук — продолжение её рода. И я от души поздравляю свою маму с женским праздником, желаю ей отменного здоровья и ещё долгих-долгих лет жизни: ей есть ради кого жить!

Наталья Нутенэ,c.Тиличики

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий