Заслуженный учитель по праву!

Заслуженный учитель по праву!

Ровно год прошёл с тех пор, как ушла на пенсию Валентина Ивановна Тимофеева, полвека проработав в школах района. Думала ли она тогда, полвека назад, что судьба закинет её на такую далёкую Камчатку в такой же край с белыми ночами, какие бывают в Ленинграде, нынешнем Санкт-Петербурге! Думала ли она, выпускница второго Ленинградского педучилища, что сменит лёгкие туфельки, в которых бегала по асфальту, на резиновые сапоги, которые зачастую выручали её в промозглые осенние или солнечные весенние дни, когда мгновенно тает снег, образующий бесчисленные ручейки и ручьи, уже здесь, на севере, в селе Олюторке. Да полчища комаров заставляли содрогаться каждое лето, когда вместе с другими коллегами нужно было готовить школу к новому учебному году, а это означало и мелкий ремонт с побелкой и покраской, и обновление методической литературы, и изготовление многочисленных пособий-карточек, которые они готовили из картона, газетной бумаги, старательно вырезая, склеивая, раскрашивая, составляя таким образом, чтобы любому ребёнку было понятно его предназначение.

Приехала Валентина Ивановна в школу, когда там уже работали (на долгие годы ставшие её наставниками и подругами) Валентина Силантьевна Непеина (Саидова) (всё ещё работает в Козыревске), Марина Нестеровна Котова (Зимина) (долгие годы работала в Петропавловске-Камчатском, недавно ушла на пенсию). А заведующей школой и интернатом была Светлана Николаевна Фоменко. Что такое сельская начальная школа времён 60-х прошлого столетия? В Олюторке это было небольшое деревянное здание, в котором располагались всего две классных комнаты, а дети обучались в классах-комплектах, комната под учительскую была в собственной комнатке при интернате, где они жили вместе. Это занятия почти в темноте зимой, так как помещение освещалось свечами, керосиновыми лампами и позже – тускловатыми лампочками, которые включались с помощью ввинчивания или выкручивания руками – выключатели ставили значительно позже. Много приходилось отдавать времени на дополнительные занятия с отстающими учениками, так как не все приходили в школу, зная хоть два-три слова по-русски.

Директора в таких малокомплектных начальных школах как такового не было, ставку директора кто-нибудь исполнял в качестве дополнительной нагрузки к основной учительской ставке с доплатой в 15 руб. в месяц. В интернате при школе не хватало ночных нянь, и учителя дежурили по ночам сами. Некому было мыть полы – мыли тоже сами. Сильные зимние морозы с ветродуями вымораживали здания так, что с утра нужно было вначале как следует натопить печи, чтобы в чернильницах оттаяли чернила, а у детей не мёрзли руки и ноги. И учителя топили сами, потому что штатным расписанием не были предусмотрены ставки истопников. А когда уже и эти ставки появились, всё равно топить частенько приходилось им, учителям. А это сырые дрова – и никакого угля. Дрова пых-пых, и прогорели, через час уже ощущается дуновение свежего прохладного воздуха, и всё начинается сначала. На дрова для отопления квартиры учителей – свои нормативы, лишнего не давали. Но всё-таки выручал колхоз Горького, базовое предприятие этого села: обеспечивали бюджетные учреждения и квартиры специалистов образования и медицинских учреждений дровами, а детсад, интернат и больницу — рыбой, выращиваемой самими колхозниками картошкой и капустой и углём, завоз которого стал постоянным.

В каждом селе работал свой женсовет с планом работы, с отчётностью, представлением лучших членов женсовета к поощрению руководством колхоза, райкома партии и райисполкома. Работа эта сейчас, похоже, непонятна никому. Но Валентина Ивановна частенько вспоминает, как ходили по домам местных жителей, учили женщин стирать, убирать в квартире, белить, красить, купать, пеленать и одевать детей, готовить «русскую» еду. Показывали, как садить и ухаживать за урожаем, собирать и хранить его. Убеждали родителей отдавать детей в детсад и школу, где они находились на полном государственном обеспечении, т.е. были одеты, обуты и сыты. Заставляли нерадивых мам и пап показывать своих детей медикам. Занимались выпуском стенгазет: критиковали лодырей, хвалили радивых. У женсовета было множество вопросов, которые решались в основном на месте с привлечением профсоюзных, комсомольских и партийных организаций, которые оказывали значительное влияние на положительное решение тех или иных проблем.

В каждой школе была своя художественная самодеятельность: ученики пели, плясали, показывали физкультурные и акробатические номера для своих родителей, их обязательно приглашали на все мероприятия, которые проводились в сельском клубе, и там детвора участвовала в концерте наравне со взрослыми. И учителя тоже находили время поучаствовать в самодеятельности, и ежегодно выезжали всем самодеятельным сельским коллективом в райцентр на проводимые в марте смотры, посвящённые дню района, завоёвывали призовые места, получая грамоты и подарки. Насколько было интересным время, рассказывают теперешние старики, которым тогда было по 25-30 лет, жизнь бурлила, времени хватало и на работу, и на художественную самодеятельность, и на свои семьи.

Через год после приезда в Олюторку Валентина Ивановна вышла замуж за Анатолия Тимофеева и вскоре у них одна за другой появились дочери – Ира, Оля, Света. Сам Анатолий окончил Паланскую сельскохозяйственную школу, получив специальность ветфельдшера. После возвращения из Паланы сумел выучиться на тракториста, а с переездом всей семьи в Култушино он работал мотористом-дизелистом на колхозной электростанции.

Помнит она своих первых учеников Татьяну Тнальхут (Черкасова), Сергея Сабитова, Татьяну Титкинаку. Татьяна Захаровна Черкасова теперь работает воспитателем в Хаилинском детском саду. И при встрече с ней Валентина Ивановна каждый раз спрашивает у неё вначале о том, как работается на этом нелёгком поприще, а уже только потом справляется о здоровье. А Сергей Сабитов помнит и свою первую учительницу – Валентину Ивановну, и как начал учиться. А трудиться в школе на первых порах ему особо не пришлось, так как он умел разговаривать по-русски, знал все буквы, даже читал свои первые детские книжки. А этому научила его сестра Наташа, которая была старше его на несколько лет, она и предложила ему подготовиться к школе. И в подготовительном классе (называемый «нулевым») Серёжа с удивлением наблюдал, как его друзья и подружки старательно выписывают элементы палочек, крючков, чёрточек, а он сам ничего не писал. И ещё удивительнее было для него, зачем дети тянут буквы алфавита, если они так легко читаются. Удивлённая Валентина Ивановна спросила, почему он ничего не делает: не пишет, не читает. А он так гордо ей отвечает: «А я это всё уже умею. Меня сестра Наташа научила!». И конечно, лучшего помощника молодой учительнице не нужно было искать: он помогал товарищам читать, показывал, как красивее написать, как правильно взять ручку в руку, как пользоваться чернильницей, чтобы на тетрадь не попала клякса. Потому и помнят друг друга долгие десятилетия – первая учительница и её первый ученик, — что им было интересно вместе трудиться: одна учила, второй постигал то, что ему было незнакомо, но так хотелось узнать! Поэтому, встречаясь со своей первой учительницей, Сергей Викторович не может сдержать улыбку: воспоминания детства, годы ученичества, юности, взросления – всё это всегда в памяти у каждого, а при встрече с учительницей – воспоминания как раз тех самых лет, когда ребёнок идёт по миру знаний рука об руку с тем взрослым человеком, который сейчас как будто и не старится, это только ты, его первый ученик, немного состарился, чуть-чуть поседел, походка другая, а её вроде и годы не берут. И, конечно, он бесконечно ей благодарен. И свою благодарность он по сей день хранит в душе к своей сестре Наталье Николаевне Косыгиной, которая однажды преподала ему уроки познания в изучении первой русской буквы, русского слова. И в «нулевой» класс Олюторской начальной школы он пришёл абсолютно подготовленным, потому и стал Валентине Ивановне первейшим помощником.

Год назад Валентина Ивановна окончательно уволилась с работы. Учащиеся Тиличикской специальной (коррекционной) школы-интерната, коллеги по работе, весь персонал школы в конце учебного года провожал её, своего Заслуженного учителя России, на заслуженный отдых. Много приятных слов услышала она в свой адрес. Оно и неудивительно: для воспитанников она была второй мамой, для коллег – старшим товарищем и наставником. И, конечно, в День учителя она вновь побывает в своём родном коллективе, с которым не в силах расстаться, поэтому постоянно навещает коллег и воспитанников.

В 80-х годах в Олюторский район приезжала Татьяна Фёдоровна Петрова-Бытова, которая учила ещё Татьяну Петровну Лукашкину в институте народов Севера. Тогда Татьяна Фёдоровна занималась с ансамблем «Молодость», которым руководила Т.П. Лукашкина. В память о той встрече у Валентины Ивановны сохранилась фотография, где они стоят на асфальтированной улице у кинотеатра «Север» в Тиличиках, а слева видны возводящиеся стены трёхэтажной школы.

С.Жданова

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий